Неделя 23-я по Пятидесятнице. Притча о милосердном самарянине

Притча о добром самаря́нине (Притча о добром самаритя́нине, Притча о милосердном самаря́нине) — одна из известных притч Иисуса Христа, упоминаемая в Евангелии от Луки. Она рассказывает о милосердии и бескорыстной помощи попавшему в беду человеку со стороны прохожего самарянина — представителя этнической группы, которую евреи не признают единоверцами. По мнению некоторых богословов, данная притча показывает, что «примеры человеческой доброты встречаются у всех народов и во всех верах, что Закон и заповеди Божии исполняют люди самых разных национальностей и разных вероисповеданий».
Одним из основных моментов данной притчи считается истолкование слова «ближний» для задающего вопрос книжника и Иисуса Христа. Книжник считает «ближним» того человека, кто находится с ним в родственных отношениях или принадлежит к общей этнической или религиозной группе. А ответные слова Иисуса Христа приводят его к пониманию, что ближний — это, на самом деле, «оказавший милость» (добро). По мнению многих исследователей, эти слова, в числе прочего, также выражают необходимость считать «ближним» и всякого человека, который попал в беду или нуждается в помощи. Архимандрит Иоанн Крестьянкин считает данную притчу «назиданием о милосердном самарянине, у которого закон любви был написан в сердце, для которого ближним оказался не ближний по духу, не ближний по крови, но тот, кто случайно встретился на его жизненном пути, кто именно в ту минуту нуждался в его помощи и любви…»[2]
Масло, упоминаемое в Лк. 10:34, в греческом оригинале передано словом elaion (елей)[3]. Милость, которой законник охарактеризовал помощь пострадавшему, также передана схожим словом eleos. Возлияние елея и вина упоминается в контексте священных жертвоприношений Господу, например в принесении жертвы заклания (Чис. 15:5). Таким образом, самарянин мог нести с собой елей и вино, предназначенные для ритуала, но пожертвовал их ради реального для него человека, нуждающегося в помощи. Этим примером Иисус отмечает, где на самом деле находится жертва, угодная Богу. Ос. 6:6: «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (также см. Прит. 21:3; Мф. 12:7; Мф. 5:7; Мф. 9:13).