Нравственная отрава заигрывания с язычеством

Фотографии:

Свято место пусто не бывает. Справедливость этой поговорки мы наблюдаем в постатеистическом обществе. В советское время место Царствия небесного занимало некое "светлое будущее коммунизма", а место Патриарха c Синодом - Генеральный Секретарь ЦК КПСС с Политбюро. Затем пришли 90-е годы и на освободившееся место хлынули секты и оккультизм.

Но времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Сейчас на почве современной карельской культуры регулярно возникают все новые праздничные традиции. Увы, они почему-то с тем же постоянством окрашены язычеством. То прекрасный праздник ледяных скульптур (в котором участвуют и христиане) омрачается присутствием в его символике греческого языческого божества Борея. То в рамках празднования "прощания с добрым духом Карельского рождества Сюндю" детям предлагают погадать. (За рамками обсуждения остаются вопросы, такой ли уж он добрый в разных карельских верованиях, зачем с ним прощаться, если он добрый, и чье это рождество, если не Иисуса Христа, в котором, по Евангелию, участвует исключительно Дух Святой). То на празднование кельтского Самайна, называемого христианским словом Хэллоуин, то есть, "канун Дня всех святых", предлагается не познакомиться со светлым образом того или иного святого, а купить вполне себе бесовскую маску. То вот теперь жителям Карелии и Тверской области навязывается, так сказать, "патриотический", "свой" карельский праздник Кегри, в ходе которого кое-кто уже начал рядиться в лохмотья с не менее страшными личинами, чем на Хэллоуин.

Это явление можно рассматривать как с чисто светской, так и с религиозной точек зрения. С чисто светской - государство самоотделилось от Церкви. Но почему тогда с государственной или муниципальной поддержкой в массовое сознание под видом игры внедряются языческие религиозные практики (гадания, магические ритуалы)? Что касается того, что это праздник "свой", я, родившийся в Суоярви и проживший в Карелии 50 лет, впервые о таком слышу.


В пионерском детстве мы должны были участвовать в празднике 7 ноября. Эта традиция на тот период насчитывала всего несколько десятков лет. Потом оказалось, что существует многовековая русская и карельская традиция христианских праздников. Сейчас с осенью в моем сознании связаны праздники Рождества Богородицы, Крестовоздвижения и Покрова Богородицы. В честь Покрова, между прочим, освящен второй по значимости храм на всемирно известном о. Кижи. Если общество снова ищет религиозные смыслы для праздников (а гадания и заговоры - это, что ни говори, магические ритуалы), почему бы не воспользоваться мотивами Рождества Богородицы, не поговорить о чуде рождения человека, о том, что каждый новорожденный - потенциальный святой и народный заступник.

Некий внимательно читающий наши публикации телеграмм канал был «особо задет» (использую выражения этого ресурса) тем, что православный священник, карел по национальности, на епархиальном канале выступил против внедрения празднования Кегри. Если отбросить негативную эмоциональность языковых средств той статьи, то единственным аргументом против позиции священника можно считать следующий: «...В Финляндской православной церкви проблемы празднования Хэллоуина или Дня Кегри вообще не существует. Там просто уважают свободу исповедовать любую веру, как и не исповедовать никакой, и при этом не навязывают свои религиозные ценности...».

Что ж, тот, кто желает ориентироваться на пример Финляндской православной церкви, логически должен стремиться к особому государственному статусу, которым та обладает. В остальном навязывание религиозных ценностей — это именно то, чем занимаются авторы культурных проектов, включающих в себя языческие символы и практики, если они получают государственную или муниципальную поддержку.

Если рассуждать бесстрастно о традициях и наследиях, государство, конечно, всегда участвует в формировании тех или иных ценностей населения. «Бессмертный полк» - прекрасный тому пример. И так происходит во всех странах, в том числе, в Финляндии.
Должно ли общество в лице своих представителей из числа филологов, этнографов изучать те или иные народные обычаи, даже если они кому-то не нравятся? Должно. Зафиксировать существование той или иной традиции в такой-то деревне в такое-то время требует научная объективность. Другой вопрос, надо ли их внедрять в массы? Это уже зависит от того, что общество считает полезным, а что разрушительным. В сборниках сказок Афанасьева или братьев Гримм можно найти какой угодно фольклор, в том числе, весьма грязный с моральной точки зрения. Но в детскую литературу, в сюжеты мультфильмов попадали, слава Богу, лишь очищенные от непотребства жемчужины народной мудрости. А детско-юношеская киностудия "Синяя Панама", в которой я занимался в 90-г годы XX века, при создании своего фильма "Повесть утренней зари" выбрала среди беломорских наскальных рисунков сцены, так сказать, 12+ . И это называется культура.

А еще при планировании праздников следует прислушиваться к мнению профессионалов. В частности, изучить недавнее «Комплексное заключение по содержанию и направленности мероприятия «хэллоуин», характеру его воздействия на детей и о правовой допустимости вовлечения детей в участие в нём», подписанное двумя докторами юридических наук, двумя докторами психологических наук, доктором педагогических наук и кандидатом наук медицинских.

Но обратимся к религиозной точке зрения (следующую часть данной статьи атеисты могут пропустить). Согласно Апостолу Павлу, язычество возникает вследствие прекращения общения с Богом. В Послании к Римлянам о язычниках читаем: "...Они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся..." (Рим. 1:21 и т.д.). И далее перечисляются моральные извращения, которые произошли вследствие такого изменения образа. Прежде всего назван гомосексуализм, а затем «...они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы».

Бог хочет, чтобы человек дорос до Бога. Но человеку "трудно быть богом": Бог требует от человека преображения, ставит высокую моральную планку в образе Христа. Но тот, кто любит себя в данном своем греховном состоянии больше, чем Бога и вечную жизнь, считает высокие идеалы пустым звуком. Отвернувшись от требовательного Отца Небесного, такой человек может стать атеистом. А может и не стать. Ведь жить совсем без чуда скучно. Абсолютно бездуховная жизнь как-то очень уж бессмысленна. И тогда человек начинает искать "карманные" чудеса, которые технологичны и управляемы - так появляется магия. Человек ищет такой образ божества, который не требует изменения жизни, не требует покаяния. И вот возникает запрос на язычество. Человек "стаскивает" образ Бога с Небес и подделывает под себя. "Я гневаюсь и могу наорать, но ведь в этом есть нечто божественное". "Я изменяю мужу/жене, но ведь это действие Эрота или Афродиты". Так обожествлялись страсти, оправдывались недостатки, так появлялись боги войны и культы храмовой проституции в Индии и Средиземноморье. Так под Беломорском среди замечательных наскальных рисунков животных и птиц появился символ похоти. Так на Бесовом мысу появилось оправдание обжорства в виде толстого беса. Карманные боги не осудят вероломство или колдовство.

Можно сжечь чучело на Масленицу, можно в пьяном виде нырнуть в прорубь зимой, и считать, что очистился. Можно нарядиться в монстра и вырезать рожу в тыкве - и вот ты уже причастен к неведомому. Но при этом оставаться донжуаном или маниловым, продолжать врать, пьянствовать, материться, блудить и далее по тексту Послания к Римлянам.

Однако в язычестве есть некая закономерность: оно порождает множество разных культов. Ведь следовать чужому культу это уже ущемлять себя. И появляется запрос на местные языческие традиции. А если их нет, или они исчезли, они создаются заново. Таков механизм появления неоязычества.

Но тут же возникает вопрос, а какой из вариантов язычества выбрать? В одной деревне слово «кегри», «кекри» означало черта, и произносить его детям запрещалось. В другой имелись другие традиции. Какой из вариантов карельского отношения к данному персонажу следует внедрять в массы? Особенно, если известно, что в Карелии живут также десятки других национальностей

К счастью, нам известны и другие карельские религиозные традиции, чисто христианские. Около десяти лет назад мы с ребятами воскресной школы оказались в деревне Сяргилахта. Познакомились с ключарем местной Спасской часовни Ковру Анной Васильевной. По ее просьбе пошли (проехать на нашей машине туда оказалось невозможно - лесовозы разбили дорогу) в ее родную деревню Павшойлу, чтобы послужить молебен в часовне Вознесения Господня. Хозяйка подмела пол и с любовью прибралась в родной часовне, пока я готовил тексты и облачался. Затем мы вместе с ней помолились, вспоминая слова Спасителя: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18:20). Для Анны Васильевны это моление в родной погибающей деревне было крайне важным; она говорила, что там, где есть молитва, будет и жизнь.

А еще спустя несколько лет в Национальной библиотеке РК проходила презентация, на которой выступила Зинаида Тимофеевна Дубинина, родом из Лумбозера, проживавшая в д. Коткозеро, переводчица Детской Библии на карельский язык. И вот из ее уст я слышал такие слова: "У нас в деревне было два храма. Как мы верили!".

Христианские идеи наднациональны. Со дня Пятидесятницы Апостолы проповедовали на разных языках и в разных культурах. Учение Христа, поселившись в том или ином народе, обогащало христианскую культуру новым национальным колоритом. Так возникли греческие лики икон, грузинские христианские песни, украинские колядки, русские шатровые храмы и т. д., и т. п. Можно говорить об испанских и латиноамериканских, ирландских, коптских и эфиопских, афроамериканских, конечно, финских и карельских и даже японских христианских традициях, объединенных, однако, общими ключевыми идеями.

Возвращаясь к чисто религиозному взгляду (а мы обращаемся прежде всего к верующим), для христианина совмещение евангельской веры и язычества неприемлемо. «Какое согласие между Христом и Велиаром» (2 Кор. 6:15)? Да, в истории были примеры двоеверия (и «сколько-угодно-верия»). В частности, русского и карельского. Но, как показывает Библия, все это заканчивается личными и общенациональными трагедиями. Потому что та или иная вера несет те или иные идеалы и, как следствие, влечет за собой то или иное поведение. О гаданиях и колдовстве прямо сказано в Библии, что это смертный грех и за него верующие лишатся защиты от Бога (Втор.18:10–11; Лев.19:26; Лев.19:31). Обращение царя Охозии за предсказанием к Веельзевулу, божеству Аккаронскому, привело его к смерти (4 Цар. 1). Отпадение Израиля и Иудеи в язычество привело к поражению во время Ассирийского и Вавилонского нашествий (см., например, книги пророков Осии и Иеремии).

Но разве только для Ветхого Завета этот запрет? Мнение Апостола Павла о язычестве и производимых языческими идеями извращениях я указывал выше. История многонациональной христианской литературы изобилует полемикой с язычеством и осуждением языческих практик. Например, в IV веке по Рождестве Христовом александриец святитель Афанасий Великий пишет «Слово на язычников», где в целом следует аргументации Апостола Павла: забвение Бога порождает падение морали, падение морали вызывает изобретение ложных образов божества. Спустя много веков преподобный грек Никодим Святогорец пишет целое «Слово IX, в котором говорится о том, что христианам нельзя заниматься колдовством и магией». Русский святитель Тихон Задонский, любимый святой Гоголя и Достоевского, среди многих трудов оставил и «Увещание жителям города Воронежа об уничтожении ежегодного празднества под названием «Ярило».

Мы обращаемся прежде всего к своим по вере. Внешние могу поступать, как им хочется. В конце концов, можно на своей кухне поклоняться божеству летающей макаронины. И пожинать затем плоды этой веры в индивидуальном порядке. Но нельзя под видом возрождения народной культуры навязывать всем, и христианам, в том числе, идеи и практики, с христианством несовместимые. Следует также при планировании светских праздников учитывать экспертные мнения специалистов не только в области этнографии, но и психологии, педагогики, медицины, права, культуроведения. И вспоминать античный смысл слова «культура» - возделывание земли, сеяние и заботливый уход за посеянным. Или слова Н.А. Некрасова, которые мы учили в школе: «Сейте разумное, доброе, вечное».

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии, Руководитель Миссионерского отдела Петрозаводской епархии иерей Виктор Заровняев, 2022 год